<>

СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

Оренбургская писательская организация

20 мая 2019г. в Новотроицке состоялась "Ночь музеев". В музейно-выставочном комплексе работала и "Литературная гостиная", в рамках которой прошла встреча читателей с известным писателем, шахматистом, членом Союза писателей России Александром Муленко.

Александр Иванович - путешественник, корреспондент газеты "Моя Семья", победитель первого международного конкурса "Славянские традиции".

Михаил Кильдяшов

Художник Русской Мечты

о двухтомном альбоме политической графики Геннадия Животова

Русская мечта неизъяснима, но при этом она живёт в каждом подлинном творении поэта, композитора, художника. Обыденное слово, привычный звук, незатейливая линия, окрылённые русской мечтой, достигают неземных высот, наполняются небесными смыслами.

Если русская мечта поселяется в сердце творца, она вытесняет оттуда уныние и скверну. Принявший русскую мечту будет не "радоваться неправде", а "сорадоваться истине", не умножать боль, а врачевать раны, не сгущать тьму, а "одеваться светом, яко ризою".

Геннадий Животов — художник русской мечты. Он нашёл для её выражения глубинные образы, в которых единица становится равна миллиону, когда зрителю в небольшом рисунке открываются века и тысячелетия. Копьём Пересвета, пером жар-птицы, всплывающим Китежем художник выражает то, на что философу и учёному нужен "Нил чернил".

Многолетний сотрудник газеты "Завтра" Животов превратил свои рисунки в изобразительные передовицы. Он стал художником, которому посчастливилось обрести читателя. Широкая публика знает Животова "не по залам и по салонам", а по газетным полосам, что каждую неделю врываются в культурное пространство, как новое слово в обветшавший словарь, как пробуждающий монотонную партитуру повседневности звук.

Но, несмотря на работу в газете, где идёт "вечный бой" с "торжественными изменниками" и "надменными клеветниками", рисунки Животова — не карикатуры и шаржи, не однобокие фельетоны и сатира… Даже когда Животов беспощадно обличителен, когда он выставляет на всеобщее обозрение "голых королей" — даже тогда он светоносный художник, выполняющий особую миссию особыми средствами.

Геннадий Животов — метафорист. Метафора — его главное оружие. Определённая Ломоносовым как "сближение далековатых идей", метафора способна у Животова на прямое переливание смыслов, на совмещение разнородных систем координат, когда из видимых плоскостей рождается прежде неведомые объёмы, пространства, в которых живёт русская мечта.

Для Животова русская мечта — это потемневшая в нашу эпоху икона. Божественный лик на ней сокрыли гарь десятилетий, мрак заблуждений, хула врагов. Но сквозь плотные слои лик постепенно проступает: то ли икона обновляется, то ли мы прозреваем.

Животов как художник прозревает быстрее других: его око привыкло пробиваться сквозь тьму. Животов реставрирует икону: снимает напластования мрака, чтобы явить лик мечты, способный озарить всю нашу жизнь.

Недавно вышедший двухтомный альбом политической графики Животова — это сбережение русской мечты. Первый том, посвящённый 90-м, предстаёт как "далёкое близкое": то, что было тридцать лет назад, память хранит, будто вчерашний день. И при этом "как много пройдено дорог". И при этом — в борьбе за Отечество "за годы сделаны дела столетий".
Может быть, "из памяти изгрызли годы", кто стал прототипом некоторых мелких бесов. Может быть, из рисунков Животова постепенно уходят исторические детали, но при этом образы наполняются надвременным, бытийным содержанием. Злодеи минувшей эпохи сегодня оказываются аллегорией зла, "сном разума, рождающим чудовищ", "садом земных наслаждений", всадниками апокалипсиса.

Первый том графики — это "попрание тьмы". Сквозь карту усечённой России пробиваются серп и молот рабочего и колхозницы, рассеивая свет на всё постсоветское пространство. Народ-победоносец в облике красного витязя отсекает голову орлу со свастикой вместо крыльев. Русский БТР совершает Приштинский бросок — пробивает путь справедливости, восстанавливает "правду Бога". Пушкин своей тяжёлой тростью грозит клеветникам России — и от одного взмаха они разлетаются как сор.

Второй том — "хождение во свете". Постепенное накопление сил, пробуждение веры и воли. "Свете светлый, светло просвети" — звучат слова молитвы в каждом рисунке Геннадия Животова. Ратники бессмертным полком идут среди облаков, и оттого становится твёрже наша земная поступь. Крымский мост уходит за горизонт — и там соединяет небеса и воды. Сирин, русская птица счастья, прилетает в разрушенную Пальмиру, несёт весть о том, что "претерпевшим до конца" даруется Победа. Спаситель от Голгофского креста ведёт Россию по благоухающему лугу. И в этом крестном ходе — икона преподобного Сергия Радонежского и Родина-мать с Мамаева кургана, воин, лишённый очей на недавней войне, и космонавт, увидевший Землю в иллюминаторе и вспомнивший синий цвет на иконах Андрея Рублёва. Крестный ход ждёт рассвета — солнце встаёт нимбом над головой Спасителя.

Русская мечта, чтобы оставаться мечтой, не должна открываться до конца, являть себя во всей полноте. Но так хочется вновь и вновь зреть её в метафорах художника. Геннадий Животов берёт чистый лист, угадывает на нём контуры мечты, неспешно прорисовывает агнца, рыбаря, голубя, парящего над Россией.

Ссылка на публикацию на сайте газеты "Завтра".

В газете "Оренбуржье" 22 мая 2019г. опубликована статья писателя, члена Союза писателей России Владимира Пшеничникова "Он на первом этаже неба", посвященная 80-летию замечательного поэта, педагога, литературного и общественного деятеля, руководителя Оренбургского областного литобъединения имени В.И. Даля Геннадия Хомутова.

 Наш юбиляр много лет проживает в квартире на первом этаже небольшого городского дома с тихим двориком. Но живёт он в соответствии со своим юношеским открытием, навсегда запечатлённым в стихах: «Жили на земле среди лесов и хлеба. Нам и небо нынче по душе. 

Мы живём на первом этаже, на первом этаже неба!» Это ощущение все последующие годы остаётся взаимопроникающим: его будни и быт скрашены мыслями и заботой о высоком, а собственное творчество и работа с молодыми литераторами пронизаны житейскими деталями и житейской же мудростью. В эти дни, когда Геннадия Фёдоровича поздравляют с 80-летием, он вяло поддерживает разговор о том, сколько «натикало» ему лично, и загорается, молодеет, когда заходит речь о юбилее областного литературного объединения имени Владимира Даля, которым он руководит 55 лет. 

Михаил Кильдяшов

Ты победил красноязычье мира...

«Поэзия» женского рода. Она рождает слово и словом рождается. Её первородством связаны века и поколения. Её колыбельная дарует дивный сон, её ратный клич пробуждает. Поэзия – млекопитательница языка: истощённый и поблекший, он тянется к ней, чтобы набраться сил, чтобы сбросить с себя бремя чужих корней, спастись от лукавства и празднословия, обрести первозданную лёгкость и чистоту. Поэзия трепетно хранит своих любимых чад – стихотворцев, длит, как может, их жизнь, кладёт врачующую длань на грудь, пробитую пулей.
И если Серебряный век искал в поэзии «вечную женственность», то поколение детей войны стремилось найти вечное материнство. Их поэзия – это Родина-мать со строем штыков за спиной, с мечом, устремлённым на запад. Это русская пьета с бездыханным отроком на коленях. Это та, кто сократила свои годы изнурительной мужской работой. Кто отдала свою крошку насущного хлеба сыну – будущему поэту – чтобы у него были силы учиться. 
«Ты собиралась только выжить, выжить, а жить потом ты думала, потом» – напишет о своей матери Анатолий Передреев. Мать – молитвенница, перед очами которой сыновья, уходящие в безвозвратный путь. На них «крест-накрест жёлтые ремни», словно распятья, неземным светом проступившие на спинах страстотерпцев. С той поры родительский дом затаит дыхание, и в нём в ожидании дорогих шагов не будут скрипеть половицы. С той поры каждую ночь мать, осиянная «библейской луной», будет уповать на то, что материнское слово убережёт в бою сыновей от «стрелы, летящей днём» и «язвы, ходящей во мраке». Может быть, под такой «библейской луной» вдали от Сына молилась Богородица, когда Он в Гефсиманском саду узрел горькую чашу. Малая капля из неё упала в чашу материнскую, и с тех пор каждая мать на земле разделяет со своим сыном его нелёгкую долю, делает мучительный глоток из его горькой чаши.
Синеокий лик матери растворится во всём мироздании, оживотворит его вечным материнством. Поэт станет искать родные, «усталые, как погорельцы» глаза в ликах других женщин. И чья-то мать с «глубью веков», «с мудростью прожитого века», с тоской по кровному сыну во взоре, храня древнюю горскую традицию, выльет перед поэтом на дорогу кувшин родниковой воды. Эта вода будет всю жизнь струиться впереди идущего, расчищая путь, смывая с него зло и скверну.
Мать станет жить в каждой строке сына, отсюда его особая любовь к словам женского рода. «Равнина. Родина. Земля», «Луна. Равнина. Тишина» – будет он плотно приставлять друг к другу эти слова, крепить духовную оборону, чтобы не подпустить врага к самому дорогому. К весне, что «разбудит эту землю». К деревне, на которой «семья стоит и мир». К лебеди, спящей «под кущей ослепительного сна». Свою бескрайность явит окраина. Свой простор откроет равнина:

Принимай меня, как сына,
Под листву и гром…
Родина моя, равнина,
Необъятный дом!

Вечным материнством поэт «победит косноязычье мира». Когда в бытии происходит потеря равновесия, надрыв, надлом, в него врываются война, смерть, пошлость. В нём начинают господствовать «браконьеры душ». Они топят историю в крови, Родину – в страданиях, глядя в небо, видят не звезду, а чёрную дыру, извлекают «из всего лишь тяжкий плод тоски и озлобленья». Каждый их удар – это удар по слову, стремление растворить его во лжи, распространить косноязычье мира, когда «живут, друг другу не служа, поэт отдельно и природа, отдельно книга и душа». 
Мир, давший крен, можно выровнять только подлинной поэзией, вдохновением, которое рождается «из тишины первоначальной». Вечное материнство поэзии сольётся с отцовством божественного глагола:

Звучи, божественный глагол, 
В своём величье непреложный, 
Сквозь океан ревущих волн 
Всемирной пошлости безбожной…

Ты светлым гением своим
Возвысил душу человечью,
И мир идёт к тебе навстречу,
Духовной жаждою томим.

И тьма отступит, ложь рассеется. Небо посмотрит на поэта синими очами.

Картинки по запросу анатолий передреев Газета "Литературная Россия". № 2019 / 18, 17.05.2019

В рубрике "Степные родники" газеты "Оренбуржье" 17 мая 2019г. опубликованы подборки стихотворений оренбургских поэтов, посвященные войне, Победе, мужеству, памяти.

 Игорь БЕХТЕРЕВ. Родился в 1948 году на станции Донгуз. Окончил Литературный институт имени А.М. Горького. Работал в журналах «Новый мир», «Родина», в издательстве «Художественная литература», еженедельнике «Литературная Россия». В годы перестройки выпускал частный журнал («Литературный журнал»). Создатель оренбургского альманаха «Гостиный Двор». Лауреат Всероссийской литературной Пушкинской премии «Капитанская дочка», губернаторской литературной премии «Оренбургская лира», Международной Шолоховской премии «Они сражаются за Родину». Автор книг «В том городке», «Городской подснежник». Член Союза писателей России. Живёт в селе Рычковка Переволоцкого района. 

 Леонид ПОПОВ. Родился в 1909 году в станице Губерля Оренбургской губернии. С 1931 по 1954 год служил в армии. Военный хирург, участник Великой Отечественной войны. Автор сборников стихов «Спасибо, доктор», «Горчайшая романтика моя», «Раненые сосны». До последнего дня своей жизни работал над новой, итоговой книгой стихотворений «Перо и скальпель». Умер в 1995 году. 

Владимир ЧУРНОСОВ. Родился в 1911 году в селе Покровка Оренбургской области. Окончил Ленинградский педагогический институт, преподавал. В августе 1941 года пошёл добровольцем на фронт. Публиковался в армейских газетах, детских журналах «Костёр», «Искорка»,«Мурзилка» и других изданиях. 

 Александр ВОЗНЯК. Родился в 1914 году в польском городе Седльце. В Самаре окончил школу, работал кочегаром, слесарем-инструментальщиком, журналистом. С первых дней Великой Отечественной войны на фронте. Рядовой 2-го особого Люберецкого полка, корреспондент армейской газеты «Фронтовик» 3-й ударной армии. В 1943 году после ранения вернулся в Оренбург. Автор книг «Рассвет», «Когда мы в бой идём», «Стихи и песни», «Возвращение», «Верность», «Сердце друга». Член Союза писателей СССР. Умер в 1969 году. 

Алексей ГОРБАЧЁВ. Родился в 1919 году в селе Шустово Конышевского района Курской области. Майор медицинской службы. Участник Великой Отечественной войны. Автор двенадцати книг прозы и семи поставленных пьес. Член Союза писателей СССР. Умер в Оренбурге в 1997 году. 

Николай АРХИПОВ. Родился в 1921 году в селе Лучи Старо-Оскольского района Белгородской области. Участник, инвалид Великой Отечественной войны. Жил в посёлке Переволоцком. Поэта не стало в 2001 году. 

 

Владимир ЮРШОВ. Родился в 1942 году в селе Полибино Бугурусланского района. Окончил Литературный институт имени А.М. Горького. Печатался в журналах «Кодры», «Дружба народов», «Техника – молодёжи», «Молодая гвардия», в альманахе «Поэзия». Умер в Москве в 1997 году.