<>

СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

Оренбургская писательская организация

В рубрике "Степные родники" газеты Оренбуржье (редактор рубрики - Юрий Николаевич Мещанинов) 12.04.2019г. опубликован очерк Ивана Коннова "Мой Иордан" и стихотворные подборки Александра Филатова и Галины Грибановой.

Иван Глебович Коннов родился в 1945 году в селе Ивановка Асекеевского района. Окончил историко-филологический факультет Оренбургского пединститута, был на партийной и государственной службе. Автор книг «Посреди родной земли», «Тихая моя родина», «Собеседники сердца», «Песня не прощается с тобой», «Творцы, подвижники, герои», «Под пеплом лет моих». Лауреат областной литературной премии имени Аксакова и премии альманаха «Гостиный Двор» имени Валериана Правдухина. Член Союза писателей России. Живёт в Оренбурге. 

Александр Николаевич Филатов - автор нескольких поэтических сборников и книги прозы. Печатался в областных газетах, региональных и столичных журналах. Руководил тоцким литературным объединением «Обережный круг» и редактировал казачью газету. Член Союза писателей России с 1990 года, член Союза журналистов России. Живёт в селе Тоцком-2. Сегодня мы публикуем для читателей «Степных родников» его новые стихи. 

Галина Ивановна Грибанова родилась в 1946 году в селе Октябрьском. Окончила филологический факультет Уральского университета в Свердловске. Автор двух книг стихотворений «Овражное диво», «Апельсин из детства». Член Союза писателей России. 

В Чернореченской средней школе, уже давно ставший традиционным, званый завтрак посетила детская писательница, член старейшего в Оренбуржье литобъединения имени В.И. Даля Жанна Данилова.

10 апреля за чашкой утреннего чая с тёплыми пирожками оренбургскую писательницу, "маму двух Полин", с нетерпением ждали второклассники и их классные руководители

Жанна Владимировна начала знакомство с рассказа о литературном объединении имени В.И.Даля, о детских писателях и их книгах. Так, ребята немного познакомились с творчеством Владимира Одноралова, Людмилы Ковалевой и новой поэтической книгой поэта Геннадия Красникова.

До встречи ребята не успели прочесть повесть "Две Полины", так что одна из главок прозвучала в исполнении автора. Школьникам очень понравился отрывок о пропаже любимой игрушки Полины и о том, как девчонки играли в детективов. Могла ли старшая Поля догадаться, что в поисках своего Фёрбика она потеряет кое-что важное — дружбу с одноклассницей? Об этом размышляли вместе.

Прочесть книгу целиком захотели, конечно, все. И пока Жанна Владимировна подписывала экземпляр в подарок школьной библиотеке, девчонки и мальчишки спорили, кто первый возьмёт её домой.


Иван Владимирович Ерпылёв, 

кандидат юридических наук (Оренбург):

Культура, возведенная в закон…
(о концепции закона «О культуре»)

Мне, как руководителю Оренбургской писательской организации Союза писателей России, сложно говорить о концепции нового закона «О культуре». С одной стороны, мне много чего бы хотелось. С другой стороны, как юрист, я понимаю, что эти мечтания не имеют оснований в современной правовой системе России.

Применительно к литературе, я считаю, что государство должно по-другому осознать место и значение писателей и их профессиональных творческих объединений.

Традиционно в постсоветской России писателей относят к ведению Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Это позиционирование сложилось ввиду ошибочного представления о том, что «продуктом» литературного труда является книга, и успешность литературного творчества измеряется книгами.

На самом деле, это не так. История литературы XX века знает немало примеров того, что писатели, издававшиеся многомиллионными тиражами, остались в забвении, а рукописи тех, кого не хотели печатать, впоследствии были изданы – пусть не миллионными, но тысячными тиражами.

Собственно, издательское дело (процесс появления книги) – занятие совершенно техническое, оно связано с типографским производством, рекламой, пиаром, маркетингом и менеджментом. Творчество (тем более некоммерческое, к которому сейчас можно отнести всю поэзию) в издательском деле – дело десятое. Издатель работает уже с завершенной рукописью, а как она появилась, почему автор стал талантливо писать – его не волнует, поскольку издательский портфель перегружен произведениями не менее талантливыми.

Так и каждый графоман, имея достаточно денег, может обеспечить надлежащее издательское сопровождение своего творчества (примеров множество, начиная от графа Хвостова), но писателем так и не станет.

Вернемся к юридической стороне вопроса.

В стране действует Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, редакция 2, утвержденный Приказом Росстандарта от 07.10.2016г. № 1326-ст.

Код 58.11 «Издание книг», по сегодняшнему мнению власти, наибольшим образом соответствует писательской деятельности.

Вместе с тем, есть код 90.03 «Деятельность в области художественного творчества».

Именно он должен обозначать деятельность, которую ведут писатели, а это уже – подчинение другим структурам, например, напрямую министерству культуры.

В проекте нового закона «О культуре» идет речь о неких специальных «учреждениях культуры». Но это не панацея для развития и поддержки культуры. В Оренбургской области есть учреждение культуры «Дом литераторов имени С.Т. Аксакова», который захвачен председателем Оренбургского отделения Союза российских писателей Виталием Молчановым. И сколько бы я не обращался в министерство культуры и внешних связей Оренбургской области – устраните конфликт интересов, назначьте руководителем человека нейтрального, не имеющего собственных литературных амбиций – мне отвечали: со своими обязанностями он справляется.

В так называемых «учреждениях культуры» (театрах, библиотеках, музеях, концертных залах, картинных галереях) многое зависит от личности руководителя.

Им очень сложно учесть пожелания всего многообразия творческих и общественных взглядов «людей культуры», которые, прямо скажем, представляют собой сообщество весьма сложное и склочное. 

Применительно к литературному сообществу, писатели (или пожелавшие считаться писателями) делятся на множество объединений, союзов, часть из которых являются общероссийскими.

И если мы будем требовать помогать общероссийским объединениям писателей, то мы не сможем говорить о том, чтобы всю помощь государство оказывало исключительно Союзу писателей России, потому что в таком же ранге – общероссийских общественных организаций – смогли зарегистрироваться и другие объединения, пусть плохих, но граждански равноправных с нами писателей.

Поэтому я могу только обратить внимание на лазейку в законе «Об общественных объединениях».

Там указано, что общероссийской является организация, имеющая региональные отделения более чем в половине субъектов РФ.

Вместе с тем, не сказано, что эти отделения должны быть зарегистрированы в качестве юридических лиц.

Получается, что три случайных человека, проживающих в одном субъекте РФ, могут подписать протокол, что они создают без образования юридического лица отделение, например, Союза российских графоманов. Собрав такие протоколы в половине субъектов РФ, учредители Союза российских графоманов регистрируют в Минюсте РФ вполне законную общероссийскую организацию «Союз российских графоманов», получив право использовать в названии слово «Россия» и производные от него слова и позиционировать себя как представителей не сотни-другой графоманов, а всех графоманов России.

При этом, никого не волнует, что созданные по первичным протоколам региональные отделения никакой деятельности не ведут или вообще фиктивны.

Например, Российский союз писателей (порталы Стихи.ру и Проза.ру), деятельность которого уже бурно обсуждалась на сайте «Российский писатель», является именно такой общероссийской организацией, в его уставе прямо написано, что региональные отделения не могут образовываться в форме юридических лиц.

То есть ни одно региональное отделение Российского союза писателей в ЕГРЮЛ не зарегистрировано, а такая общероссийская организация есть, и даже пытается претендовать на представление интересов части российских писателей.

В Союзе российских писателей число зарегистрированных в качестве юридических лиц региональных отделений явно меньше половины числа субъектов РФ, и многие региональные отделения Союза российских писателей ликвидированы сравнительно недавно: в Краснодарском крае – 23.08.2017г., в Волгограде – 20.07.2017г., в Кемерово – 05.05.2017г., в Липецке – 09.12.2014г. и т.д.

Но в этих областях Союз российских писателей, возможно, присутствует в виде так называемых отделений без образования юридического лица.

Так проще, не надо сдавать отчетность, платить налоги, и вообще, никто точно не установит, сколько человек в организации, не проконтролирует его деятельность.

Следовательно, единственной полноценной общественной организацией, представляющей интересы писателей, имеющей отделения, зарегистрированные в качестве юридических лиц, почти во всех субъектах РФ, является Союз писателей России.

В случае, если будут приняты поправки к закону «Об общественных объединениях», конкретизирующие статус общероссийской общественной организации – что таковой может быть признана только организация, имеющая отделения, зарегистрированные в качестве юридических лиц, более чем в половине субъектов РФ, Союз писателей России останется единственной общероссийской писательской организацией.

Также спорным является положение концепции закона «О культуре», согласно которому «государственный заказ на создание произведения искусства либо на реализацию авторского творческого проекта  размещается исключительно на конкурсной основе и не может содержать ограничения, связанные с политическими взглядами авторов, с интерпретацией ими исторических либо современных событий, с их этнической либо конфессиональной принадлежностью».

В таком случае, государство может оплачивать из своего кармана создание произведений, высмеивающих, оплевывающих его же, что мы наблюдаем и сейчас, например, в финансируемых за государственный счет театрах.

Скажем, проводится конкурс на произведение, художественно трактующее воссоединение Крыма с Россией. Кто гарантирует, что на «конкурсной основе» не победит творец, имеющий собственный «проукраинский» взгляд на это событие, тем более что произведение еще не написано. 

В таком случае, конкурс лучше проводить среди уже созданных произведений.

Я немало думал о том, какое место в будущем надлежит занять творческим объединениям писателей. Я больше склонялся к модели саморегулируемой организации (такие созданы в сферах, где они призваны контролировать профессиональную деятельность – оценщиков, строителей, конкурсных управляющих). Они сами проверяют и гарантируют необходимый профессиональный уровень своих членов. Но дело в том, что СРО может быть создано неограниченное количество, а это нивелирует значение общероссийского писательского союза.

Другой путь – это единая общественная организация, которая имеет некие эксклюзивные права, как, например, спортивные федерации. Только они имеют право отбора спортсменов на международные конкурсы, они проводят всероссийские соревнования, занимаются подготовкой спортсменов, координацией спортивных мероприятий, судейством.

Но в этом случае не факт, что единая писательская федерация будет создана на базе Союза писателей России, и нам не придется мириться в ней со своими антиподами. 

К тому же, спорт имеет однозначную систему координат для оценки уровни спортсменов, а какие же будут экспертные критерии для федерации писателей?

Есть и третий путь – литературная академия, как во Франции. Незначительное количество писателей (в широком смысле – в том числе, и филологов, и популяризаторов слова) получают звание «академиков» с пожизненным содержанием от государства. Они признаются высшими экспертами в области литературы. Но вот парадокс – академиков, как и лауреатов Нобелевской премии, почти никто не помнит и не читает. На слуху – другие, более скандальные, неакадемичные, молодые имена.

Академия может стать респектабельным сообществом, утратившим связь с современностью, живущим филологическими иллюзиями.

В связи с тем, что в концепции закона «О культуре» практически ничего определенного не сказано о будущем творческих союзов, то, думаю, что они останутся в прежнем положении. Им придется дружить с «учреждениями культуры», лоббировать свои интересы в этих «учреждениях». Они смогут как социально ориентированные общественные организации претендовать на гранты, на помощь от государства, однако придется выживать самим.

У нас есть пример процветающих общественных организаций. В первую очередь – это Всероссийское общество инвалидов. У них – много дочерних предприятий, поэтому ВОИ живет, во многом, благодаря самообеспечению, а не грантам.

Основа самообеспечения – это материальная база (типографии, здания, производство, подсобное хозяйство).

Если общественная организация будет развивать материальную базу, в том числе, сможет вести предпринимательскую деятельность, то она может стать независимой от государства.

Применительно к писательским организациям – это могут быть услуги по изданию и рецензированию рукописей, собственные сети книготорговли, «бюро пропаганды» с платными концертами и лекториями, да и много чего глобального можно замыслить – все эти «прожекты» регулярно возникают в нашем сообществе.

Думаю, этот путь наиболее перспективен – самостоятельность много чего значит в современном мире, она ценится и государством, и другими людьми.

Один мудрый кардинал католической церкви сказал: «Церковь не заключает политических браков, чтобы в следующем поколении не остаться вдовой». 

Многие писатели, многие руководители писательских организаций поняли, что «политические браки» – вещь в наших губерниях ненадежная. Со сменой власти устные договоренности и личные привязанности теряют силу. 

Необходимо стать независимой, сильной, влиятельной организацией, с которой считался бы руководитель любого уровня.

Путь к этому лежит через медийность, через постоянный диалог с обществом и государством по всем актуальным вопросам, через выдвижение писателей в общественные палаты, муниципальные советы депутатов, областные парламенты и в Государственную Думу.

Никакой закон о культуре не приведет к внезапному росту качества и популярности художественных произведений. Это можем сделать только мы сами – в рамках действующего законодательства, в рамках институтов гражданского общества.

Ссылка на публикацию на сайте "Российский писатель".

Михаил Кильдяшов

Золотой лепесток Розы Мира

горькая чаша жизни была выпита Даниилом Андреевым до дна, но сладкая чаша творчества осталась недопитой

 

Каждый русский мечтатель — садовник. Он взращивает свои чаяния, как райские дерева, собирает душистые плоды пророческих снов, чтобы напитать ими всех, кто истосковался по спасительным образам и смыслам. Русский мечтатель лелеет в своём саду неувядаемые цветы: здесь и лилия Благовещения, и Аленький цветочек, и цветок Данилы-мастера, пустивший корни, когда в бездушный камень вошла жизнь. Но есть в этом цветнике особое чудо. Узрит его лишь тот, кто прошёл путём лишений и страданий, искушений и преодолений, заблуждений и озарений. Лишь тот, кто выполол на своей тропе цветы зла, увидит розу, в бутоне которой расцвёл весь мир.

Даниил Андреев, "мечты высокой вольный пленник", всю жизнь лелеял Розу Мира. Ещё отроком он пронёс её через Серебряный век, певцом русской природы прошёл с ней по густым лесам, берегам певучих рек, благоухающим лугам. Затем, не опалив, вынес её из адского огня войны, сберёг во Владимирской тюрьме, где, замерзая, отдавал цветку своё последнее тепло. Когда измученный, лишённый сил и здоровья, Андреев вышел из застенков, казалось, вместо надорванного сердца он вложил себе в грудь Розу Мира, и она пульсировала, продлевая дни мечтателя, чтобы он успел записать свои откровения.

Роза Мира — это образ всеобщего благоденствия. Оно наступит, когда уже не будет главенства одних и притеснения других, когда будут преодолены "валы между народами", когда Дух преобразит материю, когда Свет вытеснит тьму.

Подлинный художник слова, Андреев шёл разными путями к изъяснению Розы Мира: через эпос, лирику и драму, через философский трактат, через пьесу "Железная мистерия", через книгу стихотворений "Русские боги". И если в трактате и пьесе Андреев — вселенский мечтатель, выразитель наднациональной мечты, то в стихах он мечтатель русский.

Поэзия Андреева соткана из русской природы, русской истории, православия, русских горестей и радостей. Поэзия Андреева — русская мечта, золотым лепестком сияющая в бутоне Розы Мира. Этот лепесток скрепляет бутон, не даёт ему рассыпаться, без этого лепестка всё блекнет, всё теряет смысл. Описать золотой лепесток может только поэзия, которая "всё явное делает тайным", ибо мечта без тайны невозможна, чем больше тайны в мечте, тем она ближе, тем явственнее:

Усни, — я мечтаю над нашею тайной —

Прекрасною тайной цветов и детей.

Андреев созидал "Русских богов" как поэтический ансамбль, как мозаику, как симфонию: есть изначальный, промыслительный замысел, где всё подчинено золотому сечению русской мечты. И если "Русские боги", согласно замыслу, должны состоять из двадцати книг, то число и последовательность их непременно сохраняются. Недописанные или невосстановленные после заключения книги автор не вырвал из замысла, он оставил пробелы, обозначив лишь названия и дав краткие комментарии. Эти пробелы подобны пропускам Менделеева в его таблице химических элементов, когда учёный, осознавая гармонию природы, предвидел открытие новых элементов и заполнение пустот. Так и в поэзии: смыслы, ещё не выраженные в слове, не растворяются, не исчезают, ждут своего воплощения.

Одна из ненаписанных книг в "Русских богах" — "Плаванье к Небесному Кремлю". "Поэма должна была начинаться реальным плаваньем по русским рекам — мимо пристаней, лугов, лесов, тихих деревень и городов с древними умолкшими церквами. Потом течение поэмы должно было неуловимо сместиться, полуразрушенные церкви оживали, начинался колокольный звон несуществующих на Земле колоколов, переходящий в благовест храмов Небесного Кремля", — раскрывает замысел автор.

Образ Небесного Кремля, который был задуман как замковый камень поэтического собора Андреева, постоянно возникает в "Русских богах", озаряет их неотмирным светом:

Небесный Кремль — мечта народа,

Итог и цель, сквозит вверху:

Лучом сквозь толщу небосвода

Он прикасается к стиху.

 

Он прикасался к душам зодчих,

Осуществлявших Кремль земной, —

Ко всем, искавшим правды Отчей

И мудрости земли родной.

Поэт прозревает, что всё в земном мире: горы, страны, города, люди, дома, памятники, — имеет свои антиподов в мирах горнем и дольнем. Наш мир — лишь тонкая мембрана между тьмой и светом, сквозь которую в разные периоды истории в жизнь врывается то один, то другой мир. Отсюда интерес Андреева к смутным временам, к эпохам перемен, когда "мечты отливаются в формы великой и страшной страны".

Андрееву открылось, что Кремль, возведённый в самом сердце России — это не Кремль земной, а Кремль Небесный. Горним антиподом он сошёл на Землю, освятил русское время и русское пространство, и все, кого он "обнял на восходе жизни — не усомнятся в Боге и в Отчизне". Оттого Россия для всего мира непостижима. Оттого напускают на неё полчища тьмы из мира дольнего.

Небесный Кремль рождает "синхронность бытия", когда "золотою симфонией поют согласованно разнозначные струи времён", когда все времена России устремляются в будущее. У прошлого есть будущее, и это не настоящее, а параллельное бытие времени. Так Медный всадник в "Ленинградском апокалипсисе", простирая длань, прорывает кольцо вражеской блокады. Так Андрееву удалось посмотреть на свою жизнь с трёх вершин Серебряного века: во многих стихах он создал поэтический мир, каким увидели бы его Блок, Гумилёв и Хлебников, проживи они ещё три десятка лет. В стихах Андреева мы встречаем Прекрасную Даму того, чей взгляд мерцал "через дымные ткани времён". Слышим гул заблудившегося трамвая того, кто ощущал "подвига тяжкую власть". Зрим, как "синеют ночные дорози" того, кто "открыл возврат времён" и "вычислил рычаг племён".

У настоящего есть будущее, и это не грядущее, а тоже параллельное бытие времени, в котором поэт преодолевает тюремные стены и уплывает в "моря своей души":

В недрах русской тюрьмы

я тружусь над таинственным метром

До рассветной каймы

в тусклооком окошке моём.

 

Дни скорбей и труда —

эти грузные, косные годы

Рухнут вниз, как обвал,—

уже вольные дали видны,—

 

Никогда, никогда

не впивал я столь дивной свободы,

Никогда не вдыхал

всею грудью такой глубины!

У будущего есть будущее: в нём Андреев, подобно русским космистам, своей философской мыслью прокладывает Гагарину "крестный путь к задаче мировой". Недоживший всего нескольких лет до полёта человека в космос, поэт предчувствовал этот не только технический, но и духовный рывок:

Как радостно вот эту весть вдохнуть:

Что по мерцающему своду

Неповторимый уготован путь

Звезде, цветку, душе, народу.

Синхронности бытия подчинено и слово Даниила Андреева. Русская мечта, выраженная таким словом, неуничтожима: рукописи конфискуют и сожгут, но мечта не умрёт. Новые поколения вновь придут к ней, но потеряют драгоценное историческое время, окажутся отброшенными от мечты на десятки, а может, и сотни лет. Потому Андреев стремился сохранить в памяти все уничтоженные строки, вынес из тюрьмы на клочках бумаги всё, что мог, чтобы потом каждый день отвоёвывать у смерти время для завершения замыслов.

Горькая чаша жизни была выпита Андреевым до дна, но сладкая чаша творчества осталась недопитой. Невоплощённые образы поэта сияют над потомками неразгаданными созвездиями. И может быть, найдётся продолжатель, который посмотрит на двадцать первый век глазами певца Розы Мира, изречёт недосказанное, докажет, что дух неодолим, что чем прочнее земные путы, тем зримее небесная дорога:

Будто льётся в просветы окон

Вечный, властный, крылатый зов…

Будто мчишься, летишь конь-о-конь

Вдаль, с посланцем иных миров.

Смерть Даниила Андреева тоже стала будущим будущего. В детстве ради встречи с умершей матерью он хотел броситься в омут, преодолеть мембрану реального мира. Но тогда оказался бы в мире дольнем, окунулся бы во мрак. Он выжил, чтобы развеять мрак на земном пути, чтобы уйти в мир горний, причастившись. Это случилось в день Преподобного Алексия, человека Божьего — святого, что терпением уподобился многострадальному Иову и уничижённому Лазарю.

В Небесном Кремле поэта встретила мать с золотой розой в руке. У розы не хватало одного лепестка. Мать однажды бросила его на земную тропу сына как свидетельство Царствия Божия. Сын сохранил лепесток, принёс его с собой слегка очервлённым, восстановил дивный бутон.

Газета "Завтра". 30 марта 2019г.

В конце марта тоцкие литераторы объединения «Обережный круг» собрались в Кирсановской библиотеке, чтобы отметить памятную дату – день рождения местного поэта Виталия Сергеевича Хорохорина, рано ушедшего из жизни. 

На встречу пришли земляки-кирсановцы, одноклассники, друзья, читатели поэта, и литераторы - Алексей Нихаев, Татьяна Филимонова, член Союза писателей России Александр Филатов. Собравшиеся вспомнили биографию В.С. Хорохорина, её интересные подробности, почитали стихи из итоговых сборников «Холода», «Здравствуй и прощай». Выступила с воспоминаниями жена поэта – Валентина Спиридоновна Хорохорина. Зачитали письмо об отце дочери певицы Анастасии. Поэт отличался высокой искренностью, прямотой суждений, бережным отношением к родной природе. 

Пользуясь случаем, поэт и писатель Александр Николаевич Филатов представил сельчанам очередной номер журнала Союза писателей России «Оренбургская заря». 

В библиотеке села появился стенд с материалами Виталия Хорохорина – с фотографиями, газетными вырезками и образцами публикаций. 

Читатели выразили желание чаще вспоминать творческих земляков и регулярно проводить подобные встречи.